по маклюэну игры

2017-10-21 12:32




- А правда, что в России могут запретить YouTube? - В России могут всё — это свободная страна, здесь нет никаких ограничений!


ФАМИЛЬЯРНОСТЬ И с ними дядька Черномырдин. Вейся, вейся Чубайс наш кучерявый. Ельцин-палкин, лес густой. Цыган на цыпочках гонялся за Ельциным И даже Макашев немножечко Альберт. Плохому президенту Клинтон мешает. Куда не кинь - везде Клинтон. И в скромной девушке найдешь ты Пиночета. Ген.Зюг. - наш генсек. Все Олбрайт. С миру по Шнитке. Чужая душа - Потемкин. В Израиле все небо в Рубинштейнах.






Солнце красное село в акацию Я к тебе ненароком зашел И задрав у тебя комбинацию Я такое-такое нашел!


История - не история, а так - сценка с натуры. Время и место: общага московского университета (в знаменитой сталинской высотке на Ленинских горах), середина 80-х годов. Предыстория: студент с Острова свободы, как бы так помягче выразиться, обесчестил студентку, прибывшую грызть гранит науки из братского Вьетнама. Так сказать, установление международных связей. Вьетнамка, говорят, не очень возражала, но представители вьетнамской общины все равно обиделись. …Поздно вечером в коридоре общаги, ведущем к комнате любвеобильного кубинца, раздался дробный топот ног - вьетнамское студенчество в количестве человек тридцати направлялось вступаться за поруганную честь соплеменницы. Проще говоря, набить гаду морду. Кубинец решил отсидеться и минут десять не реагировал на стук маленьких кулачков. Разумеется, прочие студенты и их подруги повыскакивали в коридор и столпились за спинами вьетнамцев в ожидании интересного зрелища. Наконец кубинцу надоело сидеть в осаде. Он распахнул дверь и предстал перед мстителями в одних трусах, во весь свой двухметровый рост, молча поигрывая мускулами. Вьетнамцев буквально отнесло шагов на десять. Повисло нехорошее молчание. Наконец от толпы мстителей отделился самый решительный. Приблизившись к кубинцу, он скрестил руки на груди и произнес историческую фразу (по-русски, разумеется): - НЕХОРОШО, МЕЖДУ ПРОЧИМ, ТОВАРИЩ ЭММАНУЭЛЬ! После чего вьетнамцы с чувством выполненного долга развернулись и тем же строевым шагом отправились восвояси.